Место, о — язык не способен на это.

Туристы временами заезжают сюда: по инерции щелкают фотоаппаратом, охают-ахают, прогуливаются вместе вдоль пляжа, держась за руки, и уезжают. К счастью, они уезжают, и все вновь становится на свои места: только пустой пляж, красноватые горы, величавые арки, рокот волн.

Находясь тут, понимаешь (либо, быстрее, ощущаешь) — таким был мир в момент собственного сотворения: ярко-красные горы, бирюзовый океан и белоснежная пена могучих волн.

Тут расслабленно. Быть тут — все равно что возвратиться домой. Все равно что в конце концов вырваться из суеты нашей липкой жизни.

Абсолютный край. Место, где кончается все, а время перестает быть понятием, которое что-либо означает — тут его нельзя ощутить.

Арки — это даже не самое главное, что есть в Легзире. Это только ее составная часть, элемент, неотделимый от целого — от Легзиры как законченного и самодостаточного универсума. Может быть, тут и действуют те же законы физики, но этот мир живет собственной жизнью и по своим непостижимым разуму правилам. Тут другая вселенная. Ну либо, как минимум, другая планетка.

Место, о гласить — язык не способен на это. Это место даже мыслить нельзя — оно вообщем из другого слоя действительности.

Воздух состоит из млрд капель соленой воды. Прохладно, свежо и тихо. Легзира — это сон. Само место сшито из материи сновидений.

Либо, может быть, напротив, это просыпание?

вступительного изображения © make-trip.ru.