25 июня 1852 года в маленьком городе Реусе, что рядом от Таррагоны (Каталония), показался на мальчик, которому спустя десятилетия суждено было поменять вид Барселоны. Речь заходит о известном испанском архитекторе Антонио Гауди.

На момент собственного рождения Антонио был уже пятым ребёнком в семье. Глава семейства Франсеск Гауди-и-Серра был котельных дел мастером. Нельзя сказать, что эта работа была высокодоходной, но в семье все были сыты и одеты.

Антонио был достаточно больным ребёнком. В частности мальчик страдал ревматизмом, что было необычным препятствием для игр с остальными детьми. Но и дома он не сидел…

Мальчик обожал убивать время в мастерской отца, где, как позднее согласится, и почувствовал тягу к созиданию. Кроме нахождения на работе у отца, он довольно часто пускался в продолжительные прогулки по окрестностям.

Дом семьи Гауди был рядом от моря, исходя из этого мальчик много времени проводил на побережье, где обожал строить замки из песка. В последующем, эта детская забава очень сильно отразится на его творчестве, а кое-какие из строений архитектора будут всем своим видом напоминать те самые замки из песка.

Во второй половине 70-ых годов девятнадцатого века Антонио Гауди заканчивает школу архитектуры. Азы архитектурного мастерства парне прививали такие архитекторы, как Ф. Вильяр и Э. Сал. Конечно, взять более-менее важный заказ не представлялось вероятным, и в это время парень трудится над маленькими строительными проектами (лавки, фонари, ограды).

В Европе сейчас царствует неоготический стиль. писатель и Французский архитектор Виоль ле Дюк и британский критик Джон Раскин формулируют эстетические совершенства этого архитектурного стиля, советуя мастерам глубоко изучить готическое наследие, но не слепо копировать его, а творчески переосмыслить.

Помог раскрыться таланту Гауди большой испанский промышленник Эусеби Гуэль, что решил доверить молодому архитектору строительство собственной усадьбы. Достигнутым результатом клиент остался сильно доволен и решил продолжить сотрудничество, что в последствии стало причиной появлению таких шедевров архитектурной мысли, как дворец Гуэля и парк Гуэля.

Всё это сделало молодого архитектора известным не только на всю Барселону, но и Испанию.


Отбоя от клиентов не было, и в последующие годы Гауди без работы не оставался.

К каждому из собственных заказов архитектор доходил предельно сосредоточенным. Больше всего времени он уделял декоративному оформлению строений. Большая часть его творений получались поразительно шикарными и удивляли собственной конструкцией. Но и нельзя сказать, что Гауди в собственных работах забывал про функциональность строений в угоду декоративным элементам. Испанский мастер поразительно тонко обнаружил компромисс между этими двумя составляющими, в следствии чего дома приобретали одновременно и весьма прекрасными и инновационными.

Раздельно стоит упомянуть и про дело всей его жизни – собор Саграда Фамилия. Работе над этим масштабным проектом архитектор посвятил 37 лет собственной жизни, из которых последние 16 трудился лишь над храмом. Но собор Святого Семейства так и не был завершён…

В конце жизни Антонио перебирается жить прямо на строй площадку, поскольку осознаёт, что работы ещё довольно много, а время его ограниченно. очень способный архитектор с каждым днём всё больше и больше замыкается, сосредотачиваясь лишь на одной единственной цели – выстроить собор.


Летом 1926 года Гауди зацепило трамваем и протащило пару метров волоком по мостовой. Последнее время он вёл отшельнический образ судьбы, исходя из этого никто и не принял в старике, одетого в потрёпанную одежду, известного архитектора.

Тяжелораненого, его отвезли в поликлинику для нищих. Днём позднее, приятели архитектора всё таки нашли его, но он отказался на перевод в добрейшую клинику, сообщив, что его место тут – среди бедноты. 10 июня 1926 года очень способного архитектора не стало…

Проститься с великим зодчим пришло несметное количество обитателей Барселоны. С разрешения церковных правительства Гауди похоронили в крипте незаконченного собора Святого Семейства.