прописывает свою архитектурную фармацию, хорошо понимая потребности разных гостей. Начальная стадия лечения — это пламенная готика Собор Святого Вита и прилегающие средневековые улочки Пражского Града. Далее не будет лишним пройти курс веселого ренессанса Старого Города, а закрепить результат можно среди барочных изысков Малой Страны. Окончательно избавиться от рецидивов постсоцарта поможет несравненная пражская сецессия.


 

До дерева чешской архитектуры ветвь привил Ян Котера — ученик легендарного Отто Вагнера, создателя эпатажных зданий в Вене, которые до сих пор считаются едва ли не главной приманкой бывшей императорской столицы. И демократическая сецессия не обращала внимания на ранжиру. Следовательно, провинциальная Прага получила от нее целые улицы и кварталы, причем и в центральных районах, и на окраинах. А все потому, что этот как бы рафинированный стиль очень удачно вписался в традиции чешской художественной культуры.

 

Прославленные архитекторы и безымянные мастера вкладывали душу не только в фасады, ведь сецессия изначально создавалась как стиль жизни, в котором все, начиная от шпингалета и заканчивая дымоходом должно быть не только целесообразным и удобным, но и прекрасным. Поэтому интерьеры домов украшались изысканными гравюрами и пестрыми мозаичными вставками, причудливыми перилами и эстетически совершенными квартирными табличками.

 

Однако все они, известные и неизвестные создатели сецессионной Праги, хотели одного — сделать свой любимый город самым красивым в мире. Очевидно, им это удалось. Ведь не зря же Создатель, Он же Главный Архитектор, щедро наградил Своих учеников, защитив чешскую столицу от многочисленных вандалов такого бурного ХХ века.

 

Действительно, с точки зрения архитектуры Прага сказочно богата, причем настолько, что иногда сама об этом забывает.

 

Самым шикарным образцом сецессионной архитектуры в Праге, так сказать, ее апофеозом, стал Общественный дом, который в 1905-1911 годах возвели на стыке улицы На Пржикопи и современной площади Республики. Тридцать лучших национальных художников под руководством Освальда Поливки и Антонина Бальшанека сотворили настоящее чудо. Оно состоит из давно известных элементов: мозаик, декоративных металлических конструкций, расписанных плафонов и резных дверей. Но как именно — это и есть большая тайна сецессии.

 

Это сразу становится понятным, как только переступаешь порог концертного зала Сметаны — центрального «объема» Общественного дома. Почти каждый вечер полторы тысячи слушателей невольно превращаются и в зрителей — так поражает внутреннее убранство этого здания. Даже давно знакомые симфонии и кантаты приобретают здесь особое, более сочное звучание, как будто они и впрямь черпают из интерьеров дополнительные радужные краски…