Джерба — самый северный остров Туниса. Он забрал собственный наименование от старого финикийского племени, вобрав черты римской, арабской, османской, французской культур. Тут царит особенный колорит. Эдем финиковых пальм довольно много тысячелетий назад соблазнил самого Одиссея. Об этом острове говорят, что он самый сладкий в мире. Вдобавок говорят, что Джерба находится между небом, которое тут по-особенному голубое и глубокое, и морем, которое поражает собственной бирюзой.


В майскую пору на острове цветет разнообразие цветов. Это так поражаем, что в первоначальный день хочется сфотографировать все: и китайские розы, из которых тут высаживают живую изгородь, и бегонии — отечественные калачики, либо герань, которая на Джербе такая, что ее скорее назовешь кустами. И кактусы сейчас тоже щедро цветут. Словом, то, что у нас счтается комнатными растениями, на острове растет под открытым небом и весьма роскошно. Конечно, при щедрой поливке, поскольку жара стоит такая, что даже холодильное компрессорное оборудование не всегда помогает.

Но местным обитателям не привыкать…

Джерба — экзотический остров Туниса

Экзотика поражает всех, кто ступает на эту почву. Как да и то, что тут, в частности в городе Галелла, вполне сохранилась средневековая воздух. Это, как громадная деревня, где островитяне живут несложной судьбой, наслаждаясь тем, что дарит им голубое небо, оливковые деревья, финиковые пальмы. Дома-виллы, как думается на первый взгляд, якобы хаотично разбросаны.

А выясняется, в этом имеется собственная причина: чтобы построиться на Джербе, нужно приобрести земельный надел не меньший, чем две с половиной тысячи квадратных метров. Цена квадратного метра от 15 до 80 тысяч динаров. Понятное дело, строятся люди состоятельные.
За маленькое время нереально познать эту страну, ее обычаи, традиции. Выручает, в случае если возможно так выразиться, концентрированная информация, собранная в музеях. В музее быта и этнографии в городе Галелла раз собраны экспонаты, за которыми – эта информация.

Карфаген — одна из жемчужин Туниса

Сейчас мы посетим развалины Карфагена. Взор со стороны ловит сохраненые колонны, визуально напоминающие амфитеатр. Другие колонны, уже массивнее, гранитные, правильнее их фрагменты, лежат, как сборные солдаты. Римляне – народ эгоистичный. Они прямо на развалинах строили собственные владения, не заботясь, конечно, о сохранении того, что есть сейчас для человечества примером старой цивилизации. Наконец, все люди эгоистичны по собственной натуре. Французы, сделав в первой половине 80-ых годов девятнадцатого века собственной колонией, сходу начали строить на бугре Бирса элитные дома. Эта традиция сохранилась и поныне.

А римляне для восстановления судьбы в поверженном Карфагене решили прежде наиболее значимую проблему – водоснабжение, выстроив самый долгий в Римской империи водопровод (длиной практически километр). Его и сейчас возможно заметить. Вдобавок завлекают внимание собственной экзотикой остатки римских бань.

Лишь не думайте, что бани эти, либо термы, служили для водных процедур.

В действительности это было место, где планировала политическая элита. На таких собраниях непременно шла обращение о политическом состоянии, о денежных вопросах, требующих ответы. А чтобы никто не подслушал (потому что уши были на страже везде), то политики, предприниматели (в случае если использовать современный термин) перемещались для тайных диалогов в… уборные. Конкретно из этого и отправилась узнаваемая сейчас фраза: Деньги не пахнут.

В свое время арабы разбирали развалины Карфагена и мрамор, например, применяли для постройки собственных мечетей, которых в Тунисе довольно много. А при раскопках уже в ХХ веке было обнаружено много скульптур. Это достаток по большей части сохраняется в столице – национальном музее Бардо.

А на открытой площадке у музея рядом с развалинами Карфагена – скульптуры, и любая без головы. Это, оказывается, не следствие разрушения, а экономия мрамора: изменялись эры и оставалось лишь подставлять в таких заготовок головы. А в самом музее особенно полезны экспонаты мозаики, отысканные в городах Туниса.

Для безопасности сохранения разных сокровищ лучше всего новости видеонаблюдение через видеорегистратор 16 канальный. Это снабжает максимум возможностей и удобств.
Чтобы доставить ко мне эту сокровище, мозаику разбирали и, применив особую разработку, уже в музее собирали заново. Хранятся в музее образцы гончарных изделий, дутого стекла, изделий из металла. К сожалению, очень многое полезного нет даже в главном национальном музее, в силу того, что оно вывезено во Францию, Англию. И сейчас правительства Тунисской Республики еще предстоит (в случае если удастся) вернуть эти успехи — свидетелей трехтысячелетней истории.

Карфаген - одна из жемчужин Туниса
Карфаген — одна из жемчужин Туниса

Свадьба в Тунисе

Продолжаем отечественное путешествие по Тунису.
Мы приезжаем на море, чтобы загорать. А в этом государстве смуглая женщина подобающа пройти процесс отбеливания, когда планирует замуж. Сорок пять дней до свадьбы ее держат в чёрном подвале, отбеливают кожу и очень отлично кормят. И еще ежедневно ей делают эпиляцию, массаж с оливковым маслом. Затем кожа невесты становится шелковистой, она, как алмаз, после таковой обработки.

Создается чувство, что невеста посещала салоны красоты.
Такое же классическое есть и ритуальная окраска ладоней хной. Это чтобы защититься от «плохого глаза» на протяжении танца около рыбы, что есть знаком судьбы… Невеста на Джербе – это королева, и ведет она себя по-королевски. На ней довольно много золота: лишь на ногах-по 250 граммов этого драгоценного металла. Такие себе золотые цепи. В течение семи дней перед свадьбой женщина меняет семь намерено сшитых платьев. Сейчас кое-кого выручает работа проката, чтобы хоть эта «статья» была менее затратной.

Основной спонсор – жених. А вдруг учесть, что и свадьба должна быть богатой, где щедро угощают, то жениться дорого. Устраиваются застолья, на которых бывает и восемьсот гостей. Тут принято, что любой может прийти, покушать и уйти. Как у нас «запорожцы», то тут — «халявщики» (те, которые угощаются «на халяву»). Потом мужчины, собравшись в кафе за чашечкой кофе либо чая (вина им никто не наливает), обсуждают, чье же угощение было лучше.

Свадьба в большинстве случаев начинаются в последних числах Мая, когда у детей заканчивается обучение в школе, и длится до пятнадцатого сентября. В случае если пришел на свадьбу мужчина, а у него за правым ухом цветок жасмина, то это значит, что он занят. В случае если же этот цветок за левым ухом, то это намек на то, что он ищет собственную половину. Замечают женщины и мужчины на свадьбе одни за вторыми. Мужчины – справа, дамы – слева: одни выбирают, другие себя показывают. По украшениям у дам возможно заметить очень многое – и какое количество детей у нее, да и то, замужем ли она, а, может, разведена, вдова.

А потому, что жениться весьма дорого (от пятнадцати тысяч динаров), то  в Тунисе довольно много из тридцатилетних мужчин не женаты.

Напомню, что Тунис до 1956 года был колонией Франции. Только после освобождения от зарубежного гнета дамы этой государства взяли равные права с мужчинами. Тринадцатого августа – день эмансипации. Конкретно тогда был принят кодекс, что отменил многоженство. Сейчас сорок процентов дам трудятся, остальные – занимаются домохозяйством. Но, кстати, лишь во второй половине 80-ых годов XX века была отменена паранджа.

Сейчас супруг не может, как было еще не так давно, сообщить три раза: «Ты разведена» — и стать свободным, а даму тем самым лишить всего имущества, даже если оно нажито совместно. Поэтому-то дамы прежде носили все золотые украшения на себе. Потому что лишь это и доставалось им после того сакраментального: «Ты разведена». Сейчас же расставаться невыгодно, потому, напротив, закон в этом государстве таков, что супруг, порвав брак, теряет и имущество, и детей, которые остаются с женой.

Оливковое дерево

По Библии, когда через сто пятьдесят дней закончился вода и потоп понемногу начала спадать, ковчег Ноя остановился на Араратских горах. Ной выпустил голубя. Вечером голубь возвратился к нему, держа в клюве свежий оливковый лист. Так Ной выяснил, что вода сошла с почвы. Поэтому-то оливковое дерево на этой африканской почва есть знаком счастья. Лишь на Джербе растет семьсот тысяч оливковых деревьев (а всего в Тунисе их семьдесят миллионов!). Они неприхотливы, не требуют особенного ухода. Их не нужно все время поливать (разве до тех пор пока деревца мелкие). Другими словами все зависит от дождя либо от Всевышнего: осадки имеется – урожай добрый, нет – оливки родят хуже (а осадков в среднем выпадает на Джербе только двести миллиметров в год).

Еще в древности с острова экспортировалось оливковое масло. Для этого была нужна посуда, исходя из этого за триста-четыреста лет до нэ зародилось тут гончарное ремесло. В музее быта и этнографии оно обширно представлено. А в магазинах мастера за гончарным кругом демонстрируют, как из-под их умелых рук выходят чашки, декоративные тарелки.
На острове люди искренние и радушные. Они готовы выслушать каждого, на каком бы языке к ним не заговорили.

Особенно это ощутимо в городе Хомт-Сук, что свидетельствует в буквальном переводе «торговый квартал». Хотя реализовать что-то из товаров, которых тут множество, мужчины (а на рынках в качестве продавцов возможно заметить лишь их) готовы жестами общаться, чтобы достигнуть согласия и сторговаться.
В японском ресторане Нияма возможно отведать разные экзотические вкусности, заказать доставку суши либо каждый кулинарный каприз.

На Джербе нет индустрии. Электричество ко мне «доставляют» с материка, как и пресную воду по водопроводу, проложенному параллельно с электролинией. Другими словами остров экологически чистый. А вдруг добавить ко всему этому обслуживание в шикарных отелях, где предложат кроме разнообразного питания в ресторанах еще и талассотерапию, другими словами лечение морем, то уже не удивляешься, по какой причине сейчас многие выбирают для отдыха конкретно Джербу.

Кстати, уже и обитатели бывшего Альянса понемногу открывают для себя Тунис, среди них и курорты Джербы. До ста восьмидесяти тысяч людей из бывших советских республик отдыхают тут ежегодно. Но больше всего, конечно, французских туристов – практически полтора миллиона. Бывшие колонизаторы, нужно отметить, в роли инвесторов много сделали для развития туризма, что есть одним из основных источников пополнения госбюджета.