НАНЬЦЗЕЦУНЬ

К югу от Чжэнчжоу расположен Наньцзецунь (вход свободный) — последний оплот маоистского коллективизма в Китае. Вы не найдете там буддийских храмов или туманных горных вершин, зато поездка в Наньцзецунь сродни путешествию во времени — на этот раз в пуританский революционный Китай 1950-х, когда личность Мао затмевала собою все, деньги были атрибутом вчерашнего дня, и даже самые бдительные сыны партии не могли предсказать угрозу, крывшуюся в появлении караоке.

Ощущение иного мира впервые возникает при попытке оставить багаж на хранение в супермаркете на западной окраине деревни. Улыбающиеся девушки в революционном хаки не требуют за это денег — вот это да!

Проходя воротами ЧАОЯН

Войти в Наньцзецунь через ворота Чаоян — все равно что пересечь фантастическую границу параллельных миров. Двигаясь на юг. вы увидите, как суетливая жизнь грязноватой торговой улицы в современном Китае переходит на строевой шаг под мощным напором коммунистической агитации. В Наньцзецунь никто не кричит и не плюет на улицах, здесь нет зазывал и праздных зевак — как нет попрошаек и «массажных салонов». Везде царят строгость и социализм. Это особенно бросается в глаза, если вы уже успели привыкнуть к назойливости современной китайской экономики. Но не спешите с выводами и прогуляйтесь по окраинам коммуны. В центре Наньцзецунь царит оживление, но дальние уголки поселка могут показаться совершенно заброшенными. Улицы выглядят пустынными, и только шуршание шин проезжающего велосипеда нарушает унылый покой безжизненных фабрик.

Пожалуй, Наньцзецунь напоминает среднестатистический городок в Северной Корее; прямые линии улиц идеальной чистоты, неброский социалистический декор, фабрика лапши, школа и ряды одинаковых многоквартирных домов, увешанных кумачовыми лозунгами. Один из них гласит: «Капля воды никогда не высохнет, только если будет частью большого океана; человек становится по-настоящему силен, только будучи частью коллектива». Портреты обожествленного Председателя взирают с высоты, а стайки белых голубей довершают сюрреалистический пейзаж.

Пройдите в восточном направлении по улице Инсун Дадао к площади Алеет Восток, где двое вооруженных часовых застыли у подножия статуи Мао. По четырем сторонам площади висят портреты Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина — самой первой «Банды четырех» в истории. Из громкоговорителей образца 1950-х гг. несутся пропагандистские речевки. Небольшая прогулка в северном направлении позволит увидеть площадь Чаоянмэнь и перестроенные в традиционном стиле ворота Чаоян, увенчанные портретом Сунь Ятсена.

На южном конце села, у ботанического сада, создана галерея миниатюрных копий маоистских святынь. Это любимое место туристов-коммунистов.